w.indi-elit.com
Подобрать проститутку

Тимур и его команда IV. Этюды в розовых тонах. Этюд 1. Бурый

Категория: Подростки

Вступление.

Эта повесть будет увлекательна тем, кто ранее ознакомился с 3-мя первыми томами «Тимура и его команды» и проникся главной мыслью повести — наша жизнь очень коротка, чтоб растрачивать ее на глупые поиски любви, которая и так окружает нас везде.

Совершенно — это тогда, когда больше нет, и не может быть никаких замечаний, также, стопроцентно отсутствует чувство неудовлетворенности. Если согласится с этой формулировкой, то состояние Маши, в этот момент было полностью безупречным.

Она лежала спиной на животике лежащего под ней отца. Член отца глубоко вошел в ее попу. Меж ее, и ее отца, ног, на коленях, стоял ее старший брат, Данила. Его член, в свою очередь, находился глубоко в ее небольшом влагалище. Левая нога Маши была засунута в пятую точку ее среднего брата, Дениса, который стоял на четвереньках, слева и немного сзади Данилы. Ее правая нога, также, находилась в пятой точке, но исключительно в женской — с другой стороны Данилы, и тоже на четвереньках, стояла их мама. Разведенные в стороны руки Маши были погружены во влагалища Шуры и Маргариты — ее не плохих подруг. А завершала картину их, стоящая на четвереньках, мама, Карина, которая заняла позицию у изголовья Маши, обширно расставив колени над телом, лежащего под ней, Машиного отца. При всем этом голова Маши была наполовину погружена в ее гигантскую пизду! Наружи оставался только Машин рот и подбородок. Маша ничего не лицезрела, и практически ничего не слышала, она только нередко дышала ртом и издавала тихий стон, всякий раз, как в нижнюю часть ее тела входили два, родных ей, хуя. Все ее конечности находились в приятной теплоте, и она дергала ими, пытаясь доставить наслаждение источникам этой теплоты. Сразу, она медлительно крутила головой, проворачивая ее в большом входе в, согревающую ее голову, пизду.

«Просто совершенно!» — решил, стоящий в стороне, удовлетворенный Тимур. Он стоял в общей массе, посреди зрителей, наблюдавших за этой сценой. Зрителей было более 2-ух сотен, и все ревели от экстаза, следя за происходившим в центре зала.

В клубе BELWEDERO происходил конкурс «фигур». Около 30 участников создавали разные композиции из собственных тел, соединяясь, вместе и пытаясь сделать фигуру, чтоб одолеть в конкурсе.

Фигуру, где центральную позицию занимала Маша, окружали еще несколько. Рядом с ними четыре мальчуганов в возрасте от 12-ти до пятнадцати лет, выстроили незатейливую цепочку, встав по росту, вереницей, и сунув члены во впередистоящего. Младший мальчишка, стоящий впереди, дрочил собственный член.

Очередной мужик стоял на коленях за, приблизительно таковой же, как Маша, восьми-девятилетней девченкой, введя ей член в попку, а девченка сосала член, стоящего перед ней, ребенка, лет 14-ти.

Дальше, две старые дамы стояли, на четвереньках, а за ними, сунув обе руки в их выставленные влагалища, пристроилась местная знаменитость — телезвезда Светлана, сидячая, в свою очередь, верхом на члене, лежащего под ней, здорового, накачанного мужчины. Культурист лежал меж старыми дамами и обеими руками массировал их, немного обвисшие груди. А перед дамами, сунув им во рты свои маленькие членики стояли два мальчика-близнеца, лет 10 от роду.

Еще одна фигура состояла из 3-х, лежащих в ряд, парней. На члене среднего восседал совершенно небольшой мальчуган, лет 7, не больше, и своими малеханькими ручонками мастурбировал торчащие члены лежащих по краям мужчин.

Завершала картину еще одна фигура, где центральную позицию занимала толстенная дама, популярная под именованием Мальвина. Она стояла раком, а сзади, 2-мя руками, ее трахала в обе дыры беременная жена Тимура, четырнадцатилетняя Тома. Фигура была незатейливая, но страшно забавная. Толстую, как гиппопотам, бабищу, сзади насилует девчушка с большущим животиком!

Этот конкурс собрал сильно много народу, все другие помещения клуба были практически пустыми. Таковой ажиотаж вызвало то, что всем заблаговременно объявили, что в конкурсе будут участвовать малыши, которых, обычно, не очень пускали в центральный зал.

Люд буйствовал! Все дико галдели, смеялись и шумно переговаривались, обмениваясь воззрениями, по поводу представшего перед ними вида.

А меж фигурами прогуливалась сестра Тимура, Лара. Сейчас она была ведущей в основном зале. Неизменная ведущая, гермафродит Солнце, равномерно приучивала Лару к таковой работе — скоро в клубе собирались открыть очередной зал, чтоб хоть малость разгрузить главный, а Ларе предстояло стать там неизменной ведущей.

Сейчас она прогуливалась, одетая в наряд, напоминающий Бразильские карнавальные костюмчики — с пышноватыми перьями на голове, и оголенными грудями, испещренными блестками.

Лара выбирала фаворита. Она попеременно подходила к фигурам, те объявляли свое заглавие, а потом зрители рукоплескали, выражая поддержки той либо другой фигуре. Победителем должна была стать фигура, вызвавшая наибольший шум зрителей.

Для этого с потолка свисал прибор, определяющий уровень шума. Лара подошла к фигуре Светланы.

— Как именуется ваша фигура? — спросила она, обращаясь к Светлане.

— Голо-Систая Упряжка, — дружно проорали все участники фигуры.

— Пожалуйста, голосуем за Голо-Систую Упряжку — объявила Лара в микрофон. Зал взорвался рукоплесканиями.

— 40 восемь децибелов, — раздался бархатный, дамский глас, доносящийся из, укрытых в стенках, динамиков. Гласила Солнце, наблюдавшая в это время за показаниями устройств.

Лара подошла к стоящим в цепочке мальчуганам.

— А вы как называетесь?

— Стреляющий Квартет! — кликнул, в подставленный микрофон, стоящий впереди мальчуган.

Как он это произнес, из его членика выстрелила струя белоснежной спермы. Зал взорвался смехом, оценив этот ход. Те, кому не было видно, узнав о случившемся, тоже подхватывали смех и звучно рукоплескали. Зал заливался хохотом. Мальчуган оказался просто мастером — медлительно дроча он сдерживал извержение и точно вычислил момент, когда к нему подошла Лара, чтоб показать задумку собственной группы. Лара, тоже смеялась. Она даже не успела объявить о голосовании, как из динамиков опять раздался глас Солнца.

— 50 два децибела!

Совсем внезапно, не имевший, на 1-ый взор, никаких шансов, квартет, вырвался в фавориты! Лара, продолжая улыбаться, переместилась к семилетнему мальчугану, ублажающему троих лежащих мужчин.

— А у вас какое заглавие? — спросила она протягивая микрофон пацаненку. Зал затаил дыхание.

— Джойстик! — кропотливо выговаривая, звучно произнес пацаненок и покрутил руками члены лежащих по краям мужчин, сразу раскачиваясь попкой на всунутом туда члене. В зале раздался хохот.

— Рукоплескания Джойстику! — проорала Лара в микрофон. Зал звучно зааплодировал и заулюлюкал.

— 40 четыре децибела, — раздалось из динамиков. Лара перебежала к последующей фигура, которую составляла Тома и Мальвина.

— Как мне вас именовать, — Лара протянула микрофон к повернувшей в ее сторону, голову, Томе.

— Бобибоба, — ответила Тома, — либо Боб Ибет Боба, — после чего дополнения зал опять рассмеялся.

— …За Бобибобу, пожалуйста, — отдала команду Лара. Зал опять зааплодировал, но уже не так звучно, как ранее.

— 30 восемь децибелов, — раздалось из динамиков.

— Не расстраивайтесь, — произнесла Лара в микрофон, — просто публика тут очень привередливая.

Тома кивнула головой — она и не задумывалась расстраиваться. Эту сценку они выдумали за несколько минут до конкурса и не рассчитывали на высочайший итог.

Оставалось еще две фигуры. Машина и та где Мужик вставлял член малеханькой девченке, сосущей у мальчугана.

Лара малость поколебалась, но повинуясь выкрикам публики, которая вожделела бросить фигуру Маши на десерт, подошла к троице. Эти, по воззрению Лары, очевидно не имели никаких шансов.

— Ну, и как вы называетесь? — спросила у их Лара.

— ТяниТолкай, — ответил Стоящий перед сосущей его член, девченкой, мальчуган. В зале, все-же, раздался достаточно звучный хохот.

— Голосуем! — скомандовала Лара.

— 40 два! — донеслось из динамиков, когда масса начала стихать. Все таки это был хороший итог.

Оставалась последняя фигура. Уже с самого начала публика с нетерпением ожидала, когда до их дойдет очередь — уж очень эта фигура отличалась от других. Во первых — количеством персонажей, а во вторых, — экстримальностью собственного выполнения.

— Объявите нам, пожалуйста, ваше заглавие, — Лара тормознула, не зная, кому протянуть микрофон.

Данила указал пальцем на, торчащий из пизды, рот Маши. Лара поднесла микрофон, а Данила похлопал Машу по влажному, от пота, животу.

— Уже гласить? — раздался приглушенный глас Машеньки. Данила, опять, утвердительно похлопал ее по животу. Зал притих.

— Галлактика, — раздался из динамиков Машин глас, — я солнышко, а это мои планетки.

— Голосуем за Галлактику, — объявила Лара.

Зал просто взорвался. Многие ожидали конкретно этого момента, чтоб дать собственный глас, и сейчас кричали и звучно хлопали в ладоши. Тимур тоже кричал, стараясь перекричать весь зал. Он был создателем этой композиции и сейчас гневно болел за собственных подопечных.

— 70 децибелов! — возвестила Солнце из собственного укрытия, — Поздравляю фаворитов! — добавила она, и динамики затихли.

А люд продолжал рукоплескать. Они рукоплескали всегда, пока участники конкурса разбирали свои фигуры, становясь на ноги и кланяясь публике. Маша, от маковки до кончиков пальцев, влажная от пота и чужих выделений, тоже кланялась, щурясь от броского света прожекторов. Она была героиней нынешнего вечера! К ней, из толпы, подошел Тимур. Маша протянула к нему руки, и он взял ее на руки. Маша, что-то шепнув ему на ухо, опуталась ручками вокруг его шейки, а ножками вокруг талии. Тимур, взявшись рукою за собственный торчащий от возбуждения член, направил его в ненасытную, небольшую попу девченки. Маша малость сползла, и член опустился в ее кишку до самого основания. Тимур, неся ее таким, не очень комфортным, методом, в раскорячку направился к душу. Масса расступалась, пропуская Тимура, на члене которого гневно раскачивалась восьмилетняя нимфоманка.

***

Тимур кончил ей в пока как раз, когда они входили в совсем пустую душевую комнату. Маша сползла на пол и, пошатываясь, отправилась к наиблежайшей кабинке. Тимур присел на корточки, рядом с ней и помогал ей умываться.

— Понравилось? — спросил он, намыливая ей голову.

— Ноги затекли, а так — очень здорово, — ответила девченка, натирая мыльными руками свою, поношенную сейчас, промежность. — Почему я такая блядь? — внезапно спросила она Тимура.

— Почему же, непременно, блядь? — ответил, немного ошеломленный внезапным вопросом, Тимур, — ты просто очень ненасытная, малая девченка, — произнес он шутливым тоном и потрепал ее по голове.

— А мне нравится быть блядью! — заявила Маша и рассмеялась, — я буду всегда ебаться и ебаться. А больше всего я буду ебаться с тобой, — внезапно окончила она и погладила Тимура по обвисшему члену.

— Ну, спасибо! — озадаченно усмехнулся Тимур.

Разговор выходил малость странноватый. Внезапно их беседу оборвали глас, входящего в душевую, брата Маши, четырнадцатилетнего Дениса.

— Куда же вы ушли? — обратился он к Тимуру и сестре. — Призы то запамятовали! — В руках он держал два стакана — один с жидкостью ярко желтоватого цвета, а другой с красноватой, как томатный сок. — Призы, естественно, символические, но все таки…

Он подошел и протянул им стаканы. Это были энерго напитки — возбуждающие и возвращающие потенцию. Желтоватые для парней, а красноватые для дам.

— Думаешь, для тебя нужно? — спросил Тимур Машу, отхлебывая из собственного стакана.

Маша только кивнула очами, уже выливая напиток для себя в рот. Тимур тоже осушил бокал. Эти напитки действовали практически одномоментно — по телу сходу расплескивалось приятное тепло — стимулировалось кровообращение, и член опять стремительно наливался кровью. А у дам появлялось неодолимое желание заняться сексом.

— Я в Сауну сбегаю, — произнесла ему Маша, — погреюсь, а заодно и поебусь, — она засмеялась и посеменила к выходу.

Тимур встал под холодный душ. Его член уже был в полунапряженном состоянии.

Продолжение следует… Пишите на [email protected]яху.no

Проститутки нашего сайта
Ваш комментарий будет первым
Комментировать

Ваш email не будет опубликован.

*