w.indi-elit.com
Подобрать проститутку

Верка

Категория: Подростки

Это случилось, когда мне было 15 лет, а моему другу Андрею, живущему недалеко от меня, 13. В один прекрасный момент он пришел ко мне домой и начал говорить, что пару дней вспять в их семью была привезена его двоюродная сестра Верочка, у которой уже 16 лет и, которая после того, как полгода вспять попала в катастрофу, тронулась разумом, длительно лежала в психушке, малость подлечилась, но всё равно по собственному интеллектуальному развитию на данный момент соответствует кое-где 3-4 летнему ребёнку. «Она всему верует, ей можно что угодно вразумить!», гласил Андрей, «но снаружи она женщина просто класс — грудь вон такая, а попка вообщем огромная!». «Ух ты!», я воскрикнул, «хорошо былобы её нагой узреть!». «Вот-вот!», согласился Андрей, «почему я к для тебя и пришел. На данный момент за нею надлюдает мои предки, но кое-где через час они уедут на некое время и мы с ней в доме останемся одни. Именно тогда мы с тобой создадим фокус. Ты, Ваня, прикинешся медиком и прикажешь ей донага раздется. Тогда и мы сможем от всего сердца развлечется с ней, проверим все дырки, согласен?». «И ты думаешь, она поверит, что я доктор?». «Как же, ведь до сех пор около неё всегда различного рода докторы возились. Но для 100% гарантии ты наденешь белоснежный халатик, в каком мой отец идет осматривать пчёл. Тогда уж точно всё пойдет как по маслу!». «А если она позже будеь говорить твоим родителям, что так дескать и так, приходил ко мне доктор, делал то и то?». «Ну и пусть ведает, кто ей поверит? Все таки знают, что она сумасшедшая!». «Ну хорошо, тогда ты берешь на себя всю ответственность за эту опперацию!», я в конце концов согласился. «Не беспокойся, всё будет окей! Подойди ко мне через час и преступим к делу!».

Ровно через час я пришел в дом Андрея. Он уже ожидал меня на пороге, перекинув через плечо белоснежный халатик. «Такс!», он произнес, «родичы уехали в город и возвратятся не скоро, а эта дурочка посиживает на диванчике и листает книгу. Я уже предупредил её, что на данный момент к ней придет доктор. Так что, стремительно одевай халатик и пошли!». Я набросил на себя халатик и дрожащими руками начал застёгивать пуговицы, которые почему-либо не слушались моих пальцев. «Не беспокойся, я же гласил, она сумасшедшая и всему поверит! Идём быстрей!». Андрей устремился вперёд, я несмелой походкой поплелся за ним. Мы вошли в комнату, в какой на диванчике, одетая в красноватое платьице с белоснежными горошками, посиживала женщина и как бы и взаправду читала книжку.

«Ну вот, Вера, к для тебя пришёл доктор, поздоровайся с ним!», произнес Андрей и тайком мигнул мне глазом. Женщина подняла глаза с книжки и поглядела на меня. По моему телу закалились муражки, я, в отличие от неё, был низкого роста и, как мне казалось, она сходу должна была осознать, что я ещё поцан и никакой не доктор. Она вышло неприятное. «Здрасти, доктор!», Вера произнесла. «Здравствуй, Верочка!», я ответил, «как ты себя ощущаешь?». «Полностью нормально, я себя чувствую отлично, все раны, приобретенные в аварии, довно уже зажили, вот только папа с матерью задумываются, что я ещё больна», начала тороторить женщина. «На данный момент поглядим, как твоё здоровье!», я произнес, «встань с дивана и разденься, пожалуйста!». «А для чего нужно? У меня ведь ничего не болит!», Верочка стала возражать. Я растерянно поглядел на Андрея. «Вера, ты должна слушатся доктора!», олн строго произнес, «по другому папа с матерью вышлют тебя вспять в психбольницу! Понятно?». «Понятно!», женщина вздохнула, опустила голову, встала с дивана, развязала пояс, отстегнула пуговицы и начала стягивать через голову платьице. Андрей принялся помогать ей в этом, и скоро я увидел сначало голубые трусики, а позже белоснежный лифчик девицы. Сняв платьице, Вера взяла его в руки и с недоумением поглядела на меня: «Доктор, а что мне с ним делать — вам отдавать?». Я, чуть сдерживая хохот (а ведь она и взаправду сумасшедшая!), ответил: «Брось на пол!», что она немедленно сделала. «Да, тяжкий случай!», я поразмыслил, но произнес что-то другое: «Сейчас снимай лифчик и трусики!», «А, доктор, вы мне будете сиски и попку глядеть? Но у меня там не болит!».

«Делай, что для тебя гласит доктор и не умничай!», вновь вмешался Андрей. Верочка открыла лифчик и её белоснежные, огромные сиски выпригнули наружу. «Да, Анлрей прав, грудь у неё эф-эф!», я поразмыслил. Вера тем временем, не выпуская из рук снятый лифчик, начала снимать трусики. Я увидел черный, лохматый холм меж ног девицы, потом моему взгляду стало её воистину огромная попка. «Вправду, женщина класс», я рассуждал при для себя, чувствуя, как мой член начинает медлительно подниматся ввысь. Сняв трусики, Вера их понюхала, позже произнесла: «Сможете проверить, доктор, они ещё совершенно незапятнанные. Я их каждый денек меняю, как меня в поликлинике учили», и протянула свои штанишки к моему лицу. Я с омерзением отвернулся, Андрей, повернувшись к Верочке задом, чуть ли не помирал от хохота. «Кидай это тоже на пол!», я произнес, позже отдал приказ девице: «Ложись опять на диванчик, поворачивайся на спину и раздвинь ноги по сторонам!». Верочка послушалась, легла на диванчик с притянутыми к животику и согнутыми в коленах ногами. «Так, отлично!», я проворчал при для себя, взял стул, сел рядом с ней и начал щупать обоими руками её огромные, белоснежные сиски. «Ой, доктор, не сжимайте так очень, мне больно!», женщина заскулила. «Ничего, потерпишь! Доктор знает, что он делает!», зазвучал глас Андрея. Он стоял рядом со мной и пристально надлюдал за моими действиями. Я никак не мог расстатся с грудью Верочки, которая мои руки магнитом притягивала. «Доктор!», снова заговорила женщина, «а у меня там, меж ног, вдруг стало влажно. Я что, описалась?».

«На данный момент проверю, что там у тебя!», я произнес, отпустил грудь девицы, отыскал в её заросшем холме огромные половые губки и раскрыл их. Снутри у девицы вправду было влажно, но жидкость вытекала не из мочегого пузыря, а из отверствия влагалища. «Возбудил я её, щупая сиски», поразмыслил я и засунул собственный палец во влагалище. Но уже через пару см он уперся во что-то и не желал далее входить. «Осторожно, она видать еще целка!», произнес мне в ухо Андрей, «не испорть её, а то там обоим пиздец будет!». «Да, ты прав, туда лучше не входить!», я вполголоса ответил и выволок палец назад. «Что мне далее делать?», я поразмыслил, но здесь я увидел сраку Верочки и стал засосывать собственный палец в эту дырку. Но туда тоже он не стал входить, причём Верочка заскулила: «Не нужно, доктор, мне больно!». «Я принесу вазелин, намаж палец им!», произнес Андрей и устремился на кухню. «Вот!», он произнес, возвратившись через несколько секунд, «этим родичы намазывали наконечник, когда пару дней вспять ей ставили клизму!», и отдал мне в руки пластмассовую коробку. Я взял оттуда малость вазелина, намазал им указательный палец правой руки и ввёл его в заднепроходное отверствие девицы. Малость поковырявшись там, я выволок палец и увидел, что он весь вымазан в каке. «Верочка, а ты сейчас какала?», я её спросил. «Сейчас ещё нет!», она ответила, «вчера какала, а позавчера мне делали клизму!». «Видать, сейчас тоже для тебя нужно будет сделать клизму, правда, доктор?», вдруг спросил Андрей. «Да, правда!», я ответил, «поэтому ты и болеешь, что не какаешб каждый денек. Но ничего, создадим для тебя клизмочку и сходу прокакаешся!». «Ой, не нужно мне клизму, доктор!», заорала Вера, «я до вечера сама покакаю!». «Доктор лучше знает, что для тебя нужно, и, очередное слово, поедешь назад в поликлинику!», кликнул в ответ Андрей. Женщина ужаснулась и смолкла. «Ну вот, порядок!», Андрей произнес и прошептал мне в ухо: «Ты повозись здесь еще с ней, а я пойду на кухню заполнять водой клизму». Я кивнул головой и Андрнй ущел. Чтоб кое-чем занять себя во время его отсутствия, я пощупал пульс у девицы, он бился очень стремительно. «Не нужно волноватся, Верочка!», я стал женщина успокаивать, «от клизмы ещё никто не погиб, вот без неё — да! Для тебя ведь ставили клизму другие доктора тоже, да?». «Ой, после аварии я вообщем не могла покакать без клизмы, мне их делали через один день», сетовало женщина, «было очень неприятно, но я держалась, не рыдала, так как, если я …начала рыдать, мне после клизмы делали еще укол в попку и попка позже длительно болела. А вы, доктор, не будете меня колоть?». «Если будешь меня слушатся, тогда не буду, а вот, если будешь сопротивлятся, тогда сделаю таковой укол, что попка неделю болеть будет!», я решил попугать Верочку. «Не нужно, доктор, я буду вас слушатся!», заверяла меня женщина. «Ну, тогда всё в порядке!», я ответил. «Доктор, а почему меня принимают за хворую, молвят, что голова у меня нездоровая, но она у меня ведь не болит, означает я здоровая, не так ли?», женщина вдруг спросила. «Ты уже практически не больна», я ответил после некой паузы. «но для тебя ещё чуть-чуть нужно подлечится! И потому я для тебя на данный момент сделаю клизмочку, чтоб ты резвее оздоровела!».

Здесь из кухни возвратился Андрей, держа в руках заполненную водой клизменную кружку. Я повелел Верочке оборотятся на левый бок, что она послушливо сделала, потом намазал вазелином наконечник клизмы, 2-мя пальцами левой руки раздвинул ягодицы дуры, а правой рукою ввёл наконечник ей в сраку и открыл кран на шланге. Андрей тем временем держал в руках клизму. «Подыми кружку выше!», я произнес Андрею, он выполнил, и вода начала поступать в кишечный тракт девицы. Я ощутил, что мой член стоит и вот-вот вырвется из брюк. «Любопытно, что на данный момент ощущает Андрей, может быть у него тоже стоит?», я поразмыслил, но постеснялся спрашивать его об этом. В кишки Верочки тем временем вливались всё новые порции воды и скоро она заскулила: «Доктор, я не могу больше удержать воду! Отпустите меня на горшок!». «Должна удержать!», я отрезал, «дыши глубоко через рот! Тебя в поликлинике разве не учили этому?». «Учили!», согласилась женщина и вправду задышала ртом. «Ты сколько воды туда залил?», я шепотом спросил Андрея. «Понятия не имею!», он также ответил, «лил, пока кружка не было полной. А что, было надо меньше?».

«По-моему, хватило бы и половины. Но сейчас уж ничего не поделаешь, будет вливать всю. Дай, я подержу кружку, а ты сбегай, принеси ведро, где ей позже высратся!», я ему отдал приказ. Андрей побежал в ванную и скоро возвратился оттуда, держа в руках миску. «Ведро второпях не отыскал», он растолковал, «может быть, оно куда-то унесено. Позавчера, когда ей тоже делали клизму, оно ещё было». «Ничего, сойдёт и миска, это даже лучше», я его успокоил. «Доктор!», снова заскулила Верочка, «там в кружке ещё много воды?». «Кое-где половина», я ответил, посмотрев во вовнутрь кружки. «Ой, доктор, хватит, я больше не выдержу! В поликлинике мне такую огромную клизму не делали!». «Вот как!», вмешался Андрей, «означает ты хочешь назад в поликлинику?». «Ой, нет же!», женщина в ответ заорала. «Ну тогда лежи и молчи!», менторски произнес Андрей. Вера смолкла и опять усиленно задышала через рот. «Слушай, а может и взаправду стоило закончить клизму? Вдруг у неё лопнут кишки?», зашептал мне в ухо Андрей. «Ничего, выдержит!», я также ответил, «ведь полная кружка — норма для взрослыхЮ а она по собственной фигуре уже взрослая». «Ну, как знаешь, ты ведь у нас доктор!», усмехнулся Андрей. Вдруг я увидел, что наконечник, вставленный в попку Верочки, начинает нервно дёргатся и вот-вот вода его вытолкнет наружу. «Опусти кружку вниз!», я отдал приказ Андрею, а сам стал придерживать наконечник 2-мя пальцами правой руки. «Верочка, потерпи ещё чуть-чуть, на данный момент клизма завершится!», я уговаривал даму. «Не могу, доктор!», плакала она, «мне кажется, вода на данный момент польется мне из рта!». «Ну что за глупости, так не бывает!», я засмеялся, «раскрой рот и делай глубочайший, глубочайший вдох! Так, отлично…а сейчас выдохни! Ну, полегчало?». В животике у девицы что-то заурчало и со свистом вышли газы из кишечного тракта. «Ну, вот, сейчас для тебя станет лучше!», я произнес и повелел Андрею вновь поднять кружку на прежнюю высоту.

«Ты и взаправду могбы быть неплохим медиком!», снова зашептал мне в ухо Андрей, на что я ничего не ответил. Несколько минут прошли в молчаниеЮ потом я увидел, что кружка пустая, закрыл кран, извлёк наконечник и тутже обоими руками изо всех сил сжал ягодицы девицы. «Иди на кухню, вымой клизму!», я произнес и Андрей без охоты послушался. Как мне показалось, ему самому хотелосьбы подержатся за попку кузины, но ничего не поделаешь, ведь роль доктора была отведена мне, а он — только мой ассистент.

Как Андрей ушел, Вера снова захныкала: «Доктор, не истязайте меня! Я желаю какать, отпустите на горшок!». «Тебя в поликлинике разве не учили, что после клизмы необходимо некое время полежать, пока кишечный тракт не размягчится?», я строго спросил.

«Да, учили!», согласилась Вера, «но, поверьте, тогда мне вливали меньше воды и легче было вытерпеть!». «Хорошо, хорошо!», я начал её успокаивать, «сейчас возвратится из кухни Андрей и сможешь садится над миской и какать!». «Не нужно сюда Андрея!».

«Почему не нужно?».

«Я его стесняюсь! Я не желаю при нём какать! Когда мне позавчера делали клизму, его рядом небыло!». «Ах, вот почему он желал сейчас повторить функцию!», я поразмыслил, но вслух произнес: «Андрей — мой ассистент и должен присутсвовать, когда ты будешь какать! Это приказ доктора. Понятно?». «Понятно», женщина вздохнула в ответ. Здесь из кухни возвратился Андрей. Он посодействовал кузине встать и присесть над миской в то времяЮ как я всё ещё держал сжатыми её ягодицы. Наконец я их отпустил. Из заднего прохода Верочки тут-же вырвалось огромная струя воды и шумно влилось в миску. Прямо за водой пошли кусочки размягченного кала, которые падали в воду, подымая ввысь брызги, часть из которых попало в лицо Андрею, который стоял нагнувшись и следил за опорожнением Верочки. «Фу, черт!», он выругался и вытер лицо рукавом, потом отошел на пару шагов в сторону. Женщина тем временем продолжала шумно опустошать собственный кишечный тракт, извергая всё новые порции воды и кала. «Что не гласи, а клизма ей вправду была нужна», я поразмыслил, «видать, в прощлый раз родичы Андрея не проклизмовали её, как надо». Комнату заполнила одичавшая, неприятная вонь и я отдал приказ Андрею открыть окно и дверь, чтоб сквозняк её проветрил. В конце концов, ещё через 2-3 минутки процесс испряжнения Верочки завершился длинноватой и звучной пукой. Я повелел Андрею отнести миску в туалет и вылить там, а сам взял за руку Веру и повёл в ванную мытся. «Доктор, я сама умею подмыватся, меня в поликлинике учили этому», заверяла женщина. «Хорошо, мойся, я посмотрю!». Верочка залезла в ванну и длительно подмывала ладонью правой руки свою половую щель и промежность, причём делала это верно — в сторону заднего прохода, а не напротив. Потом она вытерлась полотенцем и возвратилась в комнату, где на лолу лежало её одежка. «Доктор, мне одется либо так прогуляться?», она спросила. «Делай, как сама хочешь!», я ответил и вдруг увидел, что у самого брюки влажные. Видать, следя за опорожнением Верочки, я невольно спустил. «Ух и будет смеятся Андрей. если увидит это!», я поразмыслил и решил побыстрее уходить. «Ну пока, Верочка, скоро ты будешь совершенно здоровой!», я распрощался с дурой, снял халатик и пошел домой. В дверцах столкнулся с Андреем. «Ну, как она?», он спросил. «Лежит нагая на диванчике», я ответил. «Хорошо, сейчас с неё хватит!», произнес Андрей, «иди домой, а я попробую уговорить её одется!».

Как мне позже говорил Андрей, когда через час возвратились его предки, Верочка встретила их, нагая лёжа на диванчике и рассказывая, что не так давно приходил доктор и делал ей клизму. Родичы решили, что их племяннице стало ужаснее, раз она нагая и бредит, и в тот же денек выслали её вспять в психушку. Конец истории.

Проститутки нашего сайта
Ваш комментарий будет первым
Комментировать

Ваш email не будет опубликован.

*